borisova
 Борисова Екатерина Борисовна (н. ф. Коварская),

(24.VII (6. VIII). 1906, Пятигорск – 27. II. 1972)

– русская советская детская писательница и драматург. Такую информацию о писательнице дают нам советские справочники.

Екатерина Борисовна Борисова – творческий псевдоним писательницы, (урожденная Долбежева, в замужестве Ротова, потом Коварская) родилась 6 (19) августа 1906 года в Западном Китае, где в то время находилась её семья: отец состоял на службе в Императорском Российском консульстве в городе Урумчи. Кате было всего 4 года, когда отец внезапно умер, и ее мать, молодая вдова с двумя маленькими дочерями вернулась в Россию. Там она передала обеих девочек на попечение бабушки с отцовской стороны. Катино детство прошло во Владикавказе, в уютном старом доме с огромным садом. В 1916 году её определили в один из институтов благородных девиц в Петербурге, но там она пробыла недолго – началась революция и девочку срочно забрали домой. В 16 лет она решила стать актрисой и поступила в гастрольную труппу местного театра. Но актерская карьера не состоялась. В 1925 году будущая писательница вышла замуж за Константина Павловича Ротова, известного художника-карикатуриста, и окончательно переехала в Москву.

22 июня 1940 года в 4 часа утра, ровно за год до начала Великой Отечественной войны, счастливая жизнь семьи Екатерины Борисовой в одно мгновение была сломана. Вот как об этом страшном времени вспоминает дочь писательницы Ирина Ротова: «Я помню, как громко постучали в стекла веранды, а я очень боялась воров и сразу проснулась. Но, увы, это были не воры. Начался обыск, и все летело вверх дном: рисунки, книги, постели... Мама быстро собрала папу, и он успел, склонившись надо мной, спокойно сказать: «Ирка, я уезжаю в командировку в Тулу. Что тебе привезти? Хочешь, самовар привезу?» И тут же подошел человек и вежливо сказал: «Разговаривать не надо. Уже нет времени, пора». И я почему-то поверила, что все будет хорошо. Мама уехала вместе с папой, а когда вернулась, то заперлась в своей комнате и целый день не выходила. Я думала, что она умерла. Но она вышла и сказала, что папа уехал надолго, но он обязательно вернется. И мы поехали в Москву, где две комнаты были уже опечатаны, а одна оставлена нам. Я все время ковыряла ногтем красную печать на дверях, за что мама меня ругала. От нас все отвернулись, домработница ушла, телефон замолчал. Мы остались одни – я, еще ребенок, и молодая красивая мама без специальности. Но был один человек, роль которого в нашей судьбе трудно преуменьшить. Это театральный и кинокритик Николай Аркадьевич Коварский. Он пришел к моей маме и предложил ей сменить фамилию, по сути, выйти за него замуж и удочерить меня – в маму он был влюблен давно. Только это могло спасти маму от ареста, а меня от детского дома. Когда началась война, мама, отрывая от себя и семьи крохи, регулярно посылала отцу посылки: сначала в саратовскую пересылку, где отец один день провел с Николаем Ивановичем Вавиловым, слушая его рассказы о путешествиях и открытиях ученых, и всегда вспоминал об этом, а потом в Соликамск, где он провел восемь лет. Когда мама с отчимом уезжали из Москвы, они никак не могли пробиться к составу. Николай Аркадьевич как-то втиснул маму в вагон, а сам влезть не мог – мешали сумки и два чемодана в руках: «Бросай все, кроме Костиного!» – крикнула мама, и он бросил. Как они ехали двенадцать дней без вещей и еды – одному Богу известно, зато чемодан с папиными вещами был спасен. И мама каждое воскресенье ходила на базар их продавать или менять на продукты, собирая отцу посылки. Она выгоняла нас на улицу, чтобы мы не видели тех «деликатесов», которых нам самим попробовать не пришлось. Эти посылки, как потом сказал маме отец, спасли ему жизнь».
Екатерина Борисова оказалась женой «врага народа». Затем была война, эвакуация, голодные послевоенные годы в Москве. Выходом из этой трагедии и последовавшей за ней нищеты стали пьесы, которые она писала для театров. Писать пьесы Екатерина Борисова начала в достаточно зрелом возрасте, когда ей было уже за сорок, и они сразу были такие замечательные, что многие театры брались их ставить. Сейчас пьесы Екатерины Борисовой, к сожалению, ставятся только в провинциальных театрах, а тогда спектакли по её пьесам пользовались неизменным успехом у столичной публики. Свою первую пьесу «Маленький певец» она написала в 1949 году в соавторстве с Л. Брошкевич. Следующей работой была инсценировка повести-сказки Алексея Толстого «Золотой ключик» (1950), которая долгие годы не выходила из репертуара Театра кукол Сергея Образцова. В Москве, в Театре Советской Армии, более 20 лет шёл замечательный спектакль «Солдат и Ева», поставленный режиссёром Андреем Поповым. А в Театре имени Моссовета играли пьесу «Когда часы пробили полночь», впоследствии она легла в основу сказки «Счастливый конец», выпущенной в 1967 году в издательстве «Советская Россия». В 1971 году вышла ещё одна книга «Спеши, пока горит свеча». Она оказалась последней. Екатерина Борисова умерла в 1972 году в Москве.

Наследница авторских прав Екатерины Борисовой – ее внучка Надежда Алексеевна Баталова, дочь известного советского актера. 

ПОВЕСТИ-СКАЗКИ

Спеши, пока горит свеча.

Счастливый конец.

ПЬЕСЫ-СКАЗКИ 

Сокровища Мудрого отшельника. Пьеса-сказка Г. Хакена по повести «Спеши, пока горит свеча».

Солдат и Ева. Пьеса в двух действиях.

Буратино (Золотой ключик). Пьеса-сказка для детей в трех актах по сказке А. Толстого.

Когда часы пробили полночь. Пьеса-сказка в трех действиях по повести «Счастливый конец».

Похититель талисмана. Пьеса в трех действиях.

Происшествие в кукольном театре. Пьеса в двух действиях.

Маленький певец (совместно с Л. Брошкевич). Пьеса для детей в трех действиях.

Счастливый конец (совместно с А.Бруштейн). Сказочная комедия в четырех действиях.

Тайна Черного озера (Иванушка). Сказка-пьеса для детей в трех актах.

Так получаются чудеса. Пьеса в трех действиях.