Густой лиственный лес – бук, дуб, самшит. У подножия больших деревьев – колючий кустарник, завитушки папоротника.

Зербино, рослый, вихрастый, черноглазый парень, рубит дерево и поет:

Я Зербино-нелюдим,

Одинок и нелюбим.

Ну и не беда!

Пусть девчонкам я не нужен,

Был бы только сытный ужин

И в ковше вода...

С каждым ударом дерево вздрагивает, осыпая Зербино листьями, но стоит, не поддается. Поплевав на ладони, дровосек опять принимается рубить, напевая вполголоса:

Да не худо, чтоб топор

Был надежен и остер,

И рубил как надо.

Я не стану унывать.

Поработать и поспать –

Вот моя отрада.

Тыльной стороной руки утирает потный лоб:

– Что за черт сидит в этом проклятом дереве? Бьюсь с самого утра, а свалить не могу... Разве передохнуть малость?

Он засовывает за пояс топор и, раздвигая колючие ветки кустарника, направляется в чащу.

Деревья, увитые плющом, и кусты диких роз обступают небольшое лесное озеро. Зербино выходит на берег и оглядывается по сторонам – он ищет укромное местечко для отдыха.

– Вот те и на! Место мое уже занято!

И действительно, в густой траве спит красавица в белой одежде из перьев лебедя и болотной цапли. Зербино, широко расставив ноги и упершись кулаками в бока, смотрит на нее.

– Ну и придумала! Ноги в тени, а голова на солнцепеке...

Он снимает с себя куртку и, натянув ее между ветвями, устраивает над, головой у незнакомки навес.

Не успел Зербино окончить свою работу, как вдруг одна из веток дерева словно оживает. Это притаившаяся в листве змея. Изгибаясь, свиваясь штопором, образуя петли, она спускается вниз, но попадает не на спящую красавицу, а на протянутую между ветвями куртку. Зербино щелчком сбрасывает ее в траву. Змея, поднявшись на хвосте и высунув ядовитое жало, кидается на него. Он невольно делает шаг назад, и тогда змея, круто повернувшись, устремляется к спящей красавице. Но Зербино быстро нагибается и оттаскивает змею за хвост.

– Ишь ты! Такая маленькая, а уже гадюка!

Раз, два – и топор рассекает змею на три части. Но и разрубленная она все еще пытается подползти к спящей.

Носком башмака Зербино сталкивает в озеро голову, туловище и хвост змеи. Они извиваются на поверхности воды и шипят, как раскаленные угли. В это мгновение красавица открывает глаза.

– Зербино!.. Это ты, Зербино?

– Я уже двадцать лет Зербино, – отвечает дровосек, вытирая топор пучком травы.

Легко, точно на крыльях, красавица поднимается с земли, подходит к Зербино и заглядывает ему в глаза:

– Друг мой! Ты спас мне больше, чем жизнь! Поверь, я сумею отблагодарить тебя...

– А мне это ни к чему. – Зербино преспокойно укладывается в тени под деревом.

 

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Данный киносценарий есть в нашей библиотеке на бумажном носителе. Если вы хотите получить текст киносценария, свяжитесь с нами по электронной почте.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------